?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
КЛИО
itoogami

Следующая историческая статья будет снова посвящена Второй мировой войне.

В частности – подготовке «человеческого материала» к войне в гитлеровской Германии; «элиты мужского начала германской расы» - будущих командиров, а так же диверсантов  Абвера и СС....



ДА, ВРАГ БЫЛ ХРАБР.

 Мечтая о торжестве национал-социализма в мировом масштабе, Адольф Гитлер ясно сознавал, что для реализации его планов требуются многочисленные кадры борцов за идею. И он обещал в своей знаменитой книге 'Майн кампф' (Моя борьба), написанной еще Б 1923 году: 'Мы вырастим молодежь, перед которой содрогнется мир, молодежь резкую, требовательную, жестокую. Я этого хочу. Молодежь должна обладать всеми этими качествами, она должна быть безучастной к страданию. Я хочу видеть в ее взоре блеск  хищного зверя'.

 

 

 

Воспитание хищного зверя

Первый этап - молодежная организация 'Гитлерюгенд'. Главную роль на этом этапе играли летние лагеря. Четыре года подряд, по три месяца каждое лето.
..Лагерный городок просыпался всегда в пять утра. В зеркальной глади озера отражались снежные пики Альп. Не успевали отзвучать горны, трубившие побудку, как три тысячи юнцов в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет бросались в ледяную воду озера. На завтрак - кружка ячменного кофе и ломоть черного хлеба. После завтрака - парад на плацу, с развернутыми знаменами, под барабанный бой.После парада два часа отводилось обучению бою в лесу, два - стрелковой подготовке и еще два - спорту. В двенадцать - обед с точно высчитанным числом калорий. С часу до трех происходило расово-политическое обучение. Потом до вечерней поверки опять спорт, строевая подготовка, прикладная топография, с тридцатиминутным перерывом на легкий ужин. Сквозная тема для занятий на все лето - подразделения пехотного полка в наступлении и обороне.
После окончания школы стопроцентные арийцы могли поступать в один из тридцати институтов национального политического образования. Для этого требовалось представить, помимо анкеты и школьного аттестата, еще характеристику из 'Гитлерюгенда', спортивную зачетную книжку, родословную семьи за два века и рекомендацию от члена нацистской партии. Срок обучения в институте - два года, заполненных строевой подготовкой, спортом, занятиями по военному делу, а главное - углубленным изучением нацистской идеологии: расовой теории, евгеники, геополитики. Лучших выпускников этих институтов (по тридцать человек из каждого) направляли затем юнкерами в орденские замки СС: Фогельзанг, Зонтгофен, Мариенбург и другие. Там закаляли дух, приучали к повиновению, давали всестороннее физическое развитие и, конечно, продолжали военное и политическое обучение. Дисциплина в замках была железная. В пять утра - подъем по свистку дежурного. Два километра бегом до горной речки, купание в ледяной воде и бегом обратно. В 6.00 спартанский завтрак из овсянки и минеральной воды. Потом до обеда шесть часов занятий теорией оружия, учебными стрельбами и строевой подготовкой в лучших прусских традициях. После обеда политзанятия и спецдисциплины. После ужина - уборка помещений и территории. В 22.00 - отбой. За проступки на целый месяц лишали сигарет или оставляли без ужина, сажали на несколько суток в карцер на хлеб и воду. Спецдисциплины были хоть куда. Юнкеров, словно ковбоев, заставляли объезжать диких лошадей - годовалых арабских жеребцов. После недолгой, но предельно интенсивной подготовки они, как гладиаторы на арене, сражались голыми руками на берегу озера со специально обученными эльзасскими овчарками-людоедами. Их выводили на тактические учения с применением боевых патронов и гранат. Отчаянные альпинистские походы сменялись бешеной ездой на мотоциклах. Мотоциклы сменили затем бронемашины, с броневиков юнкера переходили на легкие танки. Им демонстрировали действие отравляющих газов и различных ядов на морских свинках и собаках. Анатомию и патологию человека они изучали на трупах заключенных, доставлявшихся в замки из концлагерей. Так они учились останавливать кровотечение, накладывать повязки и шины, чтобы уметь оказывать первую помощь на поле боя. И заодно привыкали к трупам и крови. Срок пребывания в орденском замке - один год, точнее, десять месяцев ежедневных занятий по 12 часов в день!
Следующий этап - военное училище СС. Бывший эсэсовец вспоминает: 'Первый же тридцатикилометровый марш-бросок отправил в лазарет моих друзей. А муштра? Великий боже! 'Встать! Лечь! Бегом вперед! Двадцать раз отжаться на руках! Лечь! Встать! Бегом вперед!' Час за часом под палящим солнцем на сером бетонном плацу, под дождем в грязи полей, при вьюжном ветре в заснеженных горах. По четыре часа строевых занятий в день. 'Тяни ногу! Скоты, это вам не санаторий! Винтовку на караул! На плечо! К ноге! Присесть двадцать раз! Двадцать раз отжаться! Бегом вперед! Лечь! Встать!' Тактические занятия: 'ночной бой', 'бой в лесисто-болотистой местности', 'бой в городе', 'штурм укрепленной полосы' и так далее. Стрельбы из всех видов пехотного оружия, от пистолетов, до крупнокалиберных пулеметов. Изучение всех видов русского стрелкового оружия со стрельбой из него. Лекции по стратегии и тактике, с разбором всех сражений на огромных макетах. Да, муштра была беспощадной. Но мы не считали, что она втаптывает в грязь наше человеческое достоинство, как твердили о том 'красные'. Она вытравливала из нас мягкотелость и сострадание'. Через десять месяцев наступал день присяги: 'Я клянусь тебе, Адольф Гитлер, мой вождь, в верности и мужестве. Я обещаю тебе и всем, кого ты назначишь моими командирами, повиновение до самой смерти. Да поможет мне Бог!' После этого юнкера получали все 27 предметов полной эсэсовской униформы, в том числе поясной ремень, на медной пряжке которого красовался девиз СС: 'Моя честь - моя верность'. Учеба происходила, что называется, на полном серьезе. Тот же эсэсовец вспоминал, что когда он учился в орденском замке, один юнкер не вынес муштры и застрелился в тире. Другого обвинили в симулянтстве и, загоняв на плацу, посадили в карцер, а он взял и умер там от гнойного аппендицита. Двое погибли на тактических учениях, неосторожно подняв головы под обстрелом боевыми патронами. Первому пуля угодила в глаз, второму - прямо в лоб. А когда дрались с собаками, огромный волкодав так изувечил одного курсанта, что тот навсегда стал инвалидом.
Но самым тяжким испытанием был выпускной экзамен в военном училище СС. Курсанты становились в ряд по десять человек. А в сотне шагов от них стояли десять танков. Надо было успеть за 20 минут вырыть саперной лопаткой окоп такой глубины, чтобы танк проехал сверху и не раздавил. Грунт был глинистый. Эсэсовец вспоминает: 'Все мы орудовали лопатами как одержимые, ничего, кроме танков, не видя вокруг. Пот ел глаза, бешено колотилось сердце, горели окровавленные ладони. Главное, думал я, не потерять голову, а мускулы и сердце выдержат. Но вот танки тронулись. Окоп или могила?.. Такого страха я еще никогда не испытывал. В последнее мгновение, бросаясь на дно, увидел прямо перед собой широкие звенья гусениц танка. Вжался в землю, обхватил голову руками. На голову посыпались комья глины... Раздался чей-то предсмертный дикий вопль. Пахнуло выхлопными газами. Когда я встал, оказалось, что танки раздавили насмерть двоих из нашей десятки. Третий наткнулся на толстые корни и, бросив лопату, убежал. Его списали в штрафной батальон, погибших (их было еще несколько из других десяток) похоронили с воинскими почестями'...
Так воспитывались 'сверхлюди', ницшеанские 'белокурые бестии', 'элита мужского начала германской расы', фанатичные поборники и проводники идей национал-социализма. Один из этих 'арийцев' писал в своем дневнике после очередной расправы над советскими патриотами: 'Я лично абсолютно не в состоянии испытывать чувство хотя бы малейшей жалости по отношению к этим людям, даже к женщинам. Их страдания совершенно не трогают меня. Наоборот, они на время удовлетворяют ту ненасытную жажду мести, что пожирает меня. Эти люди убивают нас из-за угла. Они воюют за свою родину? Возможно. А я ради своей родины целиком поддерживаю приказ нашего командира: 'Смерть партизанам!'

 

Диверсанты абвера

В 1937 году в германской военной разведке - абвере - был создан отдел диверсий, террора и психологической войны. Его возглавил полковник Эрвин фон Лахузен, избравший девизом для себя и своих подчиненных слова: 'Никому пощады не давать, самим пощады не ждать'. На советско-германском фронте этот отдел руководил деятельностью шести 'абверкоманд' с порядковыми номерами с 201 по 206. В свою очередь, каждая такая команда имела в своем составе от четырех до двенадцати абвергрупп.
Все эти абвергруппы предназначались для решения трех основных задач:
1) проникновения в ближний тыл Красной Армии на небольшой срок (обычно от трех до пяти суток) и совершения там диверсий и террористических актов;
2)действий непосредственно на линии фронта (например, скрытное проникновение на позиции Красной Армии с целью захвата 'языка', подрыва полевых укреплений и складов, разведки огневых позиции т.д.);
3)проведения контрразведывательных мероприятий в ближнем тылу своих войск.
Например, абвергруппа 'Черный туман' состояла из 3-х взводов диверсантов, отряда полевой контрразведки, персонала школы по подготовке диверсантов и хозяйственного взвода, всего 180 человек. Еще до начала военных действий было решено, что черновую работу целесообразно делать руками белоэмигрантов, украинских, белорусских и прибалтийских националистов, агентов из числа перебежчиков, дезертиров, пленных. К лету 42 года абверкоманды Восточного фронта развернули около 60 школ по подготовке рядовых исполнителей заданий. В каждой из них обучалось по 30-35 человек, а всего за 42-й год они подготовили примерно 10 тысяч диверсантов.
Курс обучения в таких школах занимал от полутора до трех месяцев и состоял из чисто практических дисциплин, необходимых для выполнения конкретных заданий. Обязательных предметов было восемь. Это:1. Парашютная подготовка 2. Топография и ориентирование на местности 3. Методы наблюдения и сбора разведданных 4. Подрывное дело, методы саботажа 5. Стрелковая подготовка 6. Рукопашный бой 7. Методы маскировки 8. Методы отрыва от преследования и перехода линии фронта. Остальные предметы вводились по мере надобности, например, радиодело, шифровальное дело, обращение с ядами, вождение автомобиля и т. д. Преподавание вели опытные инструкторы - немецкие офицеры и унтер-офицеры, а также вольнонаемные русские эмигранты. У каждого инструктора имелся помощник. Им становился кто-нибудь из его лучших учеников, пару раз успешно сходивший на 'ту' сторону. Бывший выпускник одной из этих школ вспоминал: 'Подрывное дело у нас вел немец по фамилии Еннеке. Любой способ минирования он разбирал обстоятельно, во всех деталях, заставляя нас своими руками делать все вслед за ним. Потом он производил показательный взрыв, удивляя курсантов бесстрашием и точностью расчета. Вставляя в детонатор бикфордов шнур и прикусывая зубами металлический патрончик, он мрачно шутил: 'Это надо делать нежно, как будто вы целуете свою фрау, иначе ваши мозги улетят далеко'. Обычно он использовал такой короткий отрезок шнура, что его хватало лишь на то, чтобы успеть добежать до укрытия. Когда Еннеке падал на землю, раздавался взрыв'. В диверсионных школах учили стрелять в темноте по звуку, в движении (например, на ходу и на бегу), в противника, неожиданно появлявшегося за спиной. При этом обычно говорили следующее: 'Метко стрелять еще недостаточно, чтобы выйти из схватки поедителем. Берите за основу, что ваш противник тоже не промахнется. Следовательно, в живых останется тот, кто первым спустит курок. Ты должен первым вскинуть руку с пистолетом, первым прицелиться и первым нажать на спусковой крючок. Вся штука в том, сумеешь литы поймать тот миг, когда при выбросе руки прорезь прицела и мушка окажутся на одной линии с целью, и именно в этот миг нажать на спуск'. В течение одной недели инструктор выявлял сильных и слабых стрелков, потом он поручал первым натаскивать вторых. Сам же занимался теперь только с отличниками, не жалея ни времени, ни патронов: 'Видел когда-нибудь, как работает жонглер? Он на свои руки не смотрит, он следит за предметами в той верхней точке, через которую они все пролетают. Точно так надо ловить момент выстрела - смотри не на пистолет, а в ту точку, где сойдутся прорезь прицела, мушка и цель'. В ближнем бою закрывать один глаз и старательно целиться некогда, тут все решают считанные секунды. Помните, что ближний бой дальше 25-30 метров не бывает'. При отработке способов совершения террористиеских актов большое внимание инструкторы уделяли точному расчету времени на операцию, детальному изучению основного и запасных маршрутов выхода на объект и ухода от преследования, использованию подвалов, чердаков, других укрытий для наблюдения и отсидки, методам быстрого изменения внешности с помощью грима, париков, гардероба. Надо отметить, что так учили в прифронтовых школах, где расчет делался на кратковременное использование выпускников, не более одного-двух раз. Агентов высокой квалификации готовили не в 'кочующих', а в стационарных школах (например, в Варшавской), где обучение продолжалось 8-9 месяцев. Но и ускоренная подготовка 'сырого человеческого материала' осуществлялась совсем не так плохо, как любили писать наши авторы еще недавно. Это только в советских фильмах 'про войну' немецкие диверсанты и шпионы выглядели дураками и трусами. В жизни все было иначе. В годы войны абвер перебросил за линию фронта несколько десятков тысяч своих людей, и все они действовали: взрывали, устраивали поджоги и аварии, резали провода, стреляли в спину...
В подчинении диверсионного отдела абвера находилось уникальное формирование 'Бранденбург-800', проходившее по документам как 'учебный полк особого назначения'. Эта часть была создана в 1939 году для проведения специальных боевых операций в тылу противника, в первую очередь для захвата или уничтожения центров управления и связи, важных коммуникаций - мостов, туннелей, железнодорожных узлов, радиостанций, штабов воинских частей, складов боеприпасов и горючего. Ни в одной армии мира ничего подобного тогда еще не было. Вот как выглядела первая операция этого подразделения, имевшая место в Голландии в мае 1940 года. Требовалось захватить и удержать до подхода своих танковых частей железнодорожный мост в районе города Геннеп. По шоссе в сторону моста двигалась колонна немецких военнопленных, конвоируемая отрядом голландских солдат. Но когда голова колонны достигла противоположного конца моста, 'пленные' и 'конвоиры' набросились на охрану моста и перебили ее. Вскоре через мост пошли немецкие танки. В последующем солдатам и офицерам 'Бранденбурга', переодетым в иностранную военную форму либо в гражданскую одежду, довелось воевать на всех фронтах, где сражались германские войска - на Западе, на Юге и, конечно же, на Востоке. Например, 25 июня 1941 года один взвод этого' полка (35 человек) десантировался на парашютах недалеко от белорусской станции Богданово, имея своей задачей захват и удержание двух мостов через реку, по которым проходила железнодорожная линия Лида - Молодечно. План предусматривал высадку десанта примерно за один час до подхода немецких танков. Надо было захватить мосты, чтобы охранявшие их красноармейцы не смогли взорвать пролеты. На подходе к месту сброса парашютистов 'Юнкерсы' были встречены сильным зенитным огнем, первая машина получила повреждения, ее пилот оказался ранен. Пришлось диверсантам покинуть самолеты раньше времени. Собравшись на земле, они сумели незаметно подойти почти вплотную к мостам и внезапной атакой уничтожить охрану. Но тут выяснилось, что неподалеку находились 14 советских танков и пехотная рота. Последовала упорная борьба за мосты. Командир взвода лейтенант Леке и четверо его солдат погибли, 16 человек получили ранения, остальные продержались более 24-х часов, пока вечером следующего дня к ним не прорвались немецкие мотоциклисты (танки, которые должны были подойти через час после выброски, завязли в бою с частями Красной Армии). Наиболее удачно и дерзко боевые группы 'Бранденбурга' действовали первые полтора года войны, т. е. до тех пор, пока немцы продолжали вести наступление. Типичный пример: колонну отходящих советских войск догоняет запыленный мотоциклист-красноармеец с раненым офицером в коляске. Тот сообщает старшим офицерам колонны, что оборона прорвана в таком-то месте и что здесь через полчаса появятся немецкие танки. Единственный шанс избежать немедленного разгрома - двигаться в таком-то направлении. Охваченные паникой командиры меняют маршрут и кратчайшим путем попадают в ловушку, под перекрестный огонь с заранее подготовленных позиций. В это же время в другом месте такие же мотоциклисты останавливают колонну бронетехники, выясняют направление ее движения и количество горючего в баках, прикидывают по карте время и место предполагаемой остановки, а потом наводят туда по радио (или сигнальными ракетами) бомбардировщики. Еще один пример: три грузовика с охраной, на которых сотрудники военной разведки вывозят из Минска секретные документы, отъехав от города примерно 30 км, сворачивают в лес, чтобы устроить небольшой привал. Тем более, что офицеры-разведчики и водители видят в лесу группу милиционеров, человек 8-10, вооруженных советскими автоматами ППД и самозарядными винтовками С ВТ. И вдруг эти милиционеры открывают по ним огонь. Одна машина загорается, у нее взрывается бензобак, двум другим чудом удается вырваться из западни. В кузовах двое убитых бойцов охраны и трое раненых... Переставленные дорожные указатели, поваленные столбы телеграфной и телефонной связи, колодцы с отравленной водой, внезапно вышедшие из строя семафоры и стрелки на железнодорожных путях - все это тоже работа 'Бранденбурга'. В 41 году, незадолго до нападения на СССР, в полку был сформирован батальон 'Нахтигаль' (Соловей), полностью состоявший из украинских националистов. Позже к нему добавился батальон 'Бергман' (Горец), укомплектованный в основном чеченцами, и еще один, созданный из бельгийских, французских, голландских фашистов. Каждый батальон насчитывал по одной тысяче человек. Были также расширены немецкие батальоны. В результате полк в 1942 году стал дивизией, но сохранил прежнее название. Летом 1944 года, после реорганизации абвера, значительная часть .спецдивизии влилась в истребительные батальоны Сб, которыми командовал известный диверсант, штурмбанфюрер Отто Скорцени. Другая ее часть была преобразована в мотопехотную дивизию 'Бранденбург' и в конце сентября того же года вошла в состав танкового корпуса 'Великая Германия' (Гроссдойчланд)

 

Диверсанты СС

К весне 43 года всем стало ясно, что стратегическая инициатива перешла от немцев и итальянцев к союзникам. Позади был Сталинград (300 тысяч погибших и попавших в плен немецких военнослужащих), 112 дивизий вермахта погибли уже на Восточном фронте за 20 месяцев боевых действий. В поисках путей изменения хода событий в свою пользу, руководители нацистской Германии провозгласили в феврале 43 года доктрину 'тотальной войны'. Новые идеи потребовали выдвижения новьх людей на командные должности в армии, на флоте, в спецслужбах. Так, начальником Главного управления имперской безопасности (РСХА) стал Эрнст Кальтенбруннер. Он, в свою очередь, произвел ряд перестановок в своем ведомстве. В том числе назначил начальником отдела 'С' (диверсии и террор) VI управления РСХА 35-летнего гауптштурмфюрера (капитана) Отто Скорцени. Следует пояснить, что VI управление - это внешняя разведка СС. В послужном списке этого атлетически сложенного эсэсовца (рост 196 см) к тому времени значились такие акции, как участие в насильственном присоединении Австрии к Германии (март 38 г.), кампания в Голландии (май 40 г.), кампания в Югославии (май-июнь 41 г.), война на территории СССР (июнь 41 -декабрь 42 г.). В духе идей 'тотальной войны' требовалось силами отдела 'С' организовать диверсионные операции по всему миру с наибольшим размахом, чтобы тайными средствами значительно повысить шансы фашистов на успех в явной войне. Ему предписывалось вооружить и направить против англичан племена горцев в Иране, Индии, Ираке; парализовать судоходство по Суэцкому каналу; внедрить террористов и провокаторов в ряды югославских и французских партизан; , взорвать или сжечь главные военные заводы США и Англии; создать боеспособную 'пятую колонну' в Бразилии и Аргентине; организовать нападения на штабы советских армий, уничтожить командиров крупнейших партизанских отрядов. Особое внимание уделить диверсиям на предприятиях советской оборонной промышленности в районах Урала, Северного Казахстана, Западной Сибири, абсолютно недоступных для германской авиации. Надо заодно напомнить, что уничтожение лидеров антифашистской коалиции (Рузвельта, Сталина, Черчелля) в Тегеране и Касабланке тоже готовил Скорцени и его отдел 'С'. Для подготовки и переподготовки кадров диверсантов-террористов были открыты 'Специальные курсы особого назначения 'Ораниенбург'. Они разместились в охотничьем замке Фриденталь, неподалеку от городка Заксенхаузен, в часе езды автомобилем от Берлина. 'Слушатели' курсов прибывали в замок и покидали его только в темное время суток, носили для маскировки только штатскую одежду. Все они, поступая на учебу, получали 'новые имена и фамилии. Среди них преобладали немцы, встречались также фашисты из других стран. Но вот кого среди них не было, так это новичков. Каждый имел за плечами солидный опыт диверсий и террора. Это были матерые убийцы: сломать человеку позвоночник или шею одним движением, пробить ему кадык, заколоть ножом так, что он не сможет даже вскрикнуть - все это было для них сущим пустяком. Поэтому в замке Фриденталь они повышали свою квалификацию по индивидуальным программам и готовились к конкретным операциям. Среди использовавшихся эсэсовскими агентами технических новшеств следует особо отметить пластиковую взрывчатку и кумулятивные заряды; отравленные пули, вызывавшие мгновенную смерть при попадании в любую часть тела; портативные средства поджога (карандаши с термитной начинкой, термосы, чемоданы, книги, у которых горючим материалом являлась сама оболочка); приспособление для эвакуации человека с земли без посадки самолета. Данное изобретение представляло трапециевидную конструкцию из небольших штанг, с канатом между ними длиной в 4 метра. Летящий бреющим полетом самолет захватывал ее специальным крюком вместе с сидящим в нижней части трапеции агентом! (После войны это устройство переняли от немцев американцы). Отправляясь на задание, питомцы Фриденталя знакомились с директивой рейхсфюрера СС Гиммлера: 'Ни один человек из РСХА не имеет права попасть живым в руки врага!' Соответственно, каждый из них получал пару капсул с сильным ядом, чтобы можно было в безвыходной ситуации мгновенно покончить с собой. И надо отдать должное, очень мало эсэсовских шпионов и диверсантов за время войны оказалось в плену. Кроме яда, их снабжали безупречно изготовленными фальшивыми документами и деньгами, как правило, тоже фальшивыми. За время войны в VIII (техническом) Управлении РСХА одних только английских фунтов стерлингов было отпечатано 350 миллионов! Качество фальшивок оказалось настолько высоким, что до конца военных действий англичане так и не смогли выявить эти банкноты. А потом самолеты дальней авиации из 200-й эскадры бомбардировщиков или подводные лодки доставляли парней Скорцени в разные уголки Европы и всего земного шара. Например, в Танганьике (нынешняя Танзания) действовала группа из шести человек под командованием 24-х летнего Франца Виммер-Ламквета. Завербовав пару десятков местных головорезов, получая взрывчатку и боеприпасы на парашютах с немецких самолетов, эта группа действовала около полутора лет. Она доставила немало хлопот англичанам: диверсанты взрывали мосты и электростанции, пускали под откос поезда, поджигали кофейные и хлопковые плантации, отравляли колодцы и скот, убивали семьи белых фермеров...
Пожалуй, самая громкая операция отдела 'С' - похищение вождя итальянских фашистов Бенито Муссолини 12 сентября 43 года. После антифашистского государственного переворота 25 июля того же года, правительство марша П. Бадольо арестовало Муссолини и приказало держать под охраной 200 карабинеров в туристской гостинице, находившейся в труднодоступном горном массиве Гран Сассо, рядом с пиком Абруццо. Туда вела из долины одна лишь подвесная канатная дорога (фуникулер).
Скорцени решил высадить десант прямо на горный луг рядом с гостиницей. Иначе пришлось бы захватывать станцию канатной дороги в долине, а сделать это быстро и незаметно не представлялось возможным. Он использовал 12 грузовых планеров типа ДФС 230. Каждый такой планер мог взять на борт, помимо пилота, 9 человек в полном боевом снаряжении. Группа захвата состояла из 12 пилотов, 90 бойцов воздушно-десантных войск, 16 питомцев Фриденталя, самого Скорцени и итальянского генерала Солетти, в сумме ровно 120 человек. Во время старта с аэродрома Пратика де Маре два перегруженных планера опрокинулись. В пути рухнули на землю еще два (диверсанты везли пулеметы, гору боеприпасов и взрывчатки, чтобы 'отбить' Муссолини). И хотя реально им не пришлось сделать ни одного выстрела, в результате аварий 31 человек погиб, еще 16 получили тяжелые увечья. Но Муссолини был вывезен в Германию, и потом несколько месяцев возглавлял так называемую 'Республику итальянских фашистов' в северной части страны, которая воевала с партизанами и союзными войсками англичан и американцев. Весной 44 года Скорцени, ставший к тому времени штурмбанфюрером (майором), сформировал 6 'истребительных батальонов' охотников за людьми: 'Ост', 'Центр', 'Зюд-Ост', 'Зюд-Вест', 'Норд-Вест' и 'Норд-Ост'. Их главное назначение сводилось к проведению контрпартизанских операций против польских, советских, чехословацких, югославских, итальянских, французских партизан. Но не только. Когда англо-американские войска, высадившиеся в Нормандии, повели наступление на территории Бельгии и Северной Франции в сторону Рейна, Скорцени получил приказ: 'Вы обязаны захватить несколько мостов через Маас на участке между Льежем и Намюром. При выполнении этой задачи вы все для маскировки переоденетесь в форму противника... Кроме того, необходимо выслать вперед небольшие команды, тоже в английской и американской форме, которые должны распространять дезинформирующие приказы, нарушать связь и вносить в ряды войск противника замешательство и панику' (иными словами, делать то же самое, что и подразделения 'Бранденбурга' на Восточном фронте в 41-42 годах). Для этой операции были отобраны те солдаты и офицеры истребительных батальонов и парашютных частей, которые сносно говорили по-английски. Из лагерей военнопленных привезли английских и американских унтер-офицеров, они должны были научить немецких диверсантов наиболее употребительным английским фразам, американскому жаргону, преподать им формы обращения и поведения военнослужащих союзных армий (потом их все расстреляли для сохранения тайны). Доставил также английское и американское трофейное оружии (от пистолетов до пулеметов, от 'джипов' до легки танков), обмундирование, личные документы убиты или пленных солдат, офицеров, унтер-офицеров! Разумеется, диверсантов снабдили фальшивым фунтами и долларами, выдали им капсулы с ядом. 14 декабря 44 года Скорцени объявил команди рам трех спецгрупп (по тысяче человек в каждой их задачи в операции 'Гром'. На рассвете 16 декабря началось немецкое контрнаступление. Плоха погода свела на нет превосходство союзников ] воздухе. Немецкие танки смяли их передовые позиции. А в тылу у них, в колоннах отступающих война уже во всю трудились отряды отдела 'С'. Они отдавали командирам частей ложные приказы, нарушал телефонную связь, уничтожали и переставляли дорожные указатели, минировали шоссе и железнодорожные пути, взрывали склады боеприпасов и горючего, убивали командиров и штабных офицеров. Вскоре 'томми' и 'ами' были не в состоянии различать, где у них фронт, и где тыл. Тысячи их погибли либо попали в плен в первые же сутки. Было потеряно около 700 танков, несколько тысяч автомобилей. Линия фронта откатилась назад на несколько десятков километров. Но и отряды Скорцени потеряли в Арденнах почти две трети личного состава: победа; никому не дается даром!

Таким был наш враг, так он воевал...

Олег ГОРЧАКОВ





  • 1
потому что они опередили время - не в свою пользу - они поставили на качество в МАССОВОЙ войне, а СССР поставил на количество. при таких раскладах Рейх был обречён.

  • 1